ЯБЛОКО. Пермь. Россия. 

2010

История российского города Пермь, куда Кадырова была приглашена для создания городской скульптуры, буквальным образом инкорпорирована в основу «Яблока», крупного объекта диаметром три метра, установленного перед пермской областной библиотекой имени Горького. Основная часть скульптуры сделана из фрагментов кирпичных стен старинных полуразрушенных пермских домов, один из которых, 120-летней давности, демонтировали прямо на глазах у художницы. Ржаво-коричневая «мякоть» – история города, воплотившаяся в старом киприче, – покрыта зеленым глянцевым кафелем, символом блестяще-гламурного и часто слишком поверхностного преображения городского пространства. 

 

В яблоке-городе, от которого откусывают хаотично, по частям, многочисленные инвесторы, девелоперы и прочие бизнесмены легкой руки, начинает проступать изъеденный временем исторический слой, его руины. Современные реконструкции городского пространства, не учитывающие историю места, вопреки своей функции благоустройства, воспринимаются как грубые укусы в тело города, теряющего свою целостность.

 

У пермского «Яблока» существует скульптура-предшественник, сравнительно небольшой огрызок фрукта, который входит в серию «Монументы мусору». Впервые у Кадыровой возникла ассоциация с историческими архитектурными объектами как с обкусаными и 

выброшенными плодами, во время художественной резиденции в Шаргороде, располагающейся на территории бывшего Сосновского сахарного завода в Винницкой области. Кусок яблока, слепленый из фрагментов столетних кирпичных заводских стен, стал рефлексией на историю этого предприятия, ведущего свое начало с конца девятнадцатого века и успешно работавшего вплоть до 1990-х.

 

После экономического послеперестроечного кризиса, во время которого завод существенно сократил свои производственные мощности, его продали неким частным предпринимателям в надежде на то, что производство будет восстановлено. Несмотря на контрактные обязательства, новые хозяева вырезали и утилизировали весь металл, вплоть до несущих конструкций, варварски разрушив все архитектурное и индустриальное наследие этого места. В результате культурной конверсии бывший Сосновский сахарный завод, более не подлежащий восстановлению как промышленный объект, превратился в успешную художественную иннициативу, благодаря которой происходит осмысление исторических и культурных процессов, касающихся пост-советских территорий. 

 

Так метафорически Кадырова воскрешает заброшенное архитектурное наследие и побуждает зрителей к разговору о гражданской ответственности за места своего проживания и жизнедеятельности.

© Тексты о работах: Олена Червонык, Виталий Атанасов

© Дизайн: Денис Рубан 

© Переводы: Лариса Бабий,

Екатерина Кочеткова, Марьяна Матвейчук,

Куролай Абдухаликова